Но появилась "третья сила" Кудрина-Мишустина. Милитаризация, "холодная война" против всего цивилизованного мира и рост военных расходов в 4 раза поставили РФ на грань банкротства, сделав неизбежным повышение НДС и пенсионного возраста, что вызвало рекордный обвал доверия к Путину c 46% до 23%

Основным событием 2018 стало формирование "новых" составов Администрации президента РФ, Правительства России и других федеральных органов власти после очередного вступления Владимира Путина в должность Президента страны.

"Новый" состав Администрации Президента РФ (АП) почти ничем не отличается от старого: он по-прежнему полностью подконтролен генерал-полковнику Сергею Чемезову (сослуживец Путина по КГБ в ГДР в 1985-90; ныне – руководитель главной военно-промышленной монополии страны ГК «Ростех» и двух объединений военпрома – организации «СоюзМаш» и объединения работодателей «СоюзМаш», через своих ставленников Чемезов контролирует и все остальные госмонополии ВПК: ОАК, ОСК, УВЗ, «Роскосмос» с ОРКК, «Русскую медную компанию» и т.д., а также энергохолдинг «Россети» и его «дочек» – ФСК ЕЭС, несколько «МРСК», «СО ЕЭС» и т.д.; из сплошных чемезовцев состоит и «Лига содействия оборонным предприятиям», большинство они составляют и в коллегии ВПКомиссии РФ; в последние годы также сотни военных заводов лишаются гособоронзаказа, банкротятся и передаются «Ростеху»: такая судьба уже постигла 56 заводов «Спецремонта», 20 предприятий спецхимии, 34 завода концерна «Тракторные заводы» и т.д.; уже передан в состав «Ростеха» УВЗ, обсуждается передача «Ростеху» и ОАК с ОСК; через своих младших бизнес-партнеров Чемезов контролирует «Трансмашхолдинг»«Волгопромгаз», питерский «Компрессор» и т.д.; госмонополию «Транснефть» возглавляет чемезовец Николай Токарев, «Транснефти» же принадлежит и контрольный пакет Новороссийского порта в партнерстве с одиозным Зиявудином Магомедовым; чемезовскому «Ростеху» принадлежат «Новикомбанк» и «РФК-банк»; Чемезов – член совета директоров и совладелец через жену «МФК-банка», которому на 100% принадлежит еще и банк «Таврический», также Чемезов возглавляет совет директоров «Уралкалия»: основной владелец и «МФК-банка», и «Уралкалия» – друг и бизнес-партнер Чемезова Михаил Прохоров; также Чемезов и еще ряд чемезовцев – члены совета директоров «Аэрофлота», а «Ростех» – совладелец нового московского аэропорта «Жуковский»; чемезовец Владислав Путилин возглавляет совет директоров УК «Роснано», в котором чемезовцы занимают 50% мест; чемезовцам принадлежит и 76,5% оператора взимания платы за автодороги по госсистеме "Платон") и его близкому другу тоже генерал-полковнику Сергею Иванову (сослуживец Путина по ленинградскому КГБ 1975-81, после провозглашения Путина будущим президентом в 1999 – куратор Минобороны, ВПК и МИДа РФ в ранге секретаря Совбеза РФ, в 2001-07 – глава Минобороны РФ, в 2005-07 – главный конкурент Медведева в борьбе за пост "преемника" Путина на посту Президента РФ, в 2011-16 – глава АП; ныне – правая рука Чемезова по набсовету «Ростеха», глава набсоветов РФПИ и «Ростелекома», которому принадлежит и 45% мобильного оператора «Теле2»; сын С.Иванова – глава правления «АлРоСа»).

Главой АП остался чемезовец Антон Вайно (член набсовета «Ростеха» с января 2014; его отец Эдуард Вайно – член возглавляемого Чемезовым бюро ЦС Союза машиностроителей РФ с момента его основания и бессменный с 2007 вице-президент по связям с иностранными акционерами «АвтоВАЗа» – главного актива «Ростеха»);

первым замглавы АП – чемезовец-ивановец Сергей Кириенко (сейчас возглавляет набсовет «Росатома», который является частью чемезовского ВПК: еще в 2009 Чемезов и Кириенко подписали «Соглашение о сотрудничестве», а в 2018 «Ростех» Чемезова и «Росатом» Кириенко создали совместное предприятие по "разработке программного обеспечения для ВПК", правые руки Кириенко в набсовете «Росатома» – чемезовцы Боровков (глава аппарата чемезовской ВПКомиссии РФ), Брычёва (член совета «Ростеха») и Ушаков (секретарь Комиссии АП по ВТС); а сын Кириенко – первый вице-президент «Ростелекома», возглавляемого С.Ивановым, а также член совета директоров мобильного оператора «Теле2», принадлежащего «Ростелекому»);

еще одним первым замглавы АП и пресс-секретарем Президента РФ в ранге замглавы АП – ивановцы и близкие друзья между собой Алексей Громов и Дмитрий Песков (оба – выходцы из МИДа, курируемого С.Ивановым еще с 1999; в 2005-07 они были чем-то вроде неофициальных пресс-секретарей "будущего Президента РФ" С.Иванова, организуя ему все встречи с журналистами – особенно активен на этом поприще был Песков, тем же в отношении Медведева занималась тогда Наталья Тимакова, ставшая с 2008 официальным пресс-секретарем Президента РФ Медведева);

"простыми" замглавы АП – чемезовец Владимир Островенко (близкий друг Вайно, всю жизнь работавший его правой рукой: в 2008-12 в протоколе Премьер-министра Путина, в 2012-16 – в протоколе Президента Путина, когда Вайно стал главой АП – Островенко тут же получил пост замглавы АП, а с сентября 2016 Островенко занял место Вайно в совете «Ростеха») и медведевец-керимовец Магомедсалам Магомедов (жена Дворковича – близкого друга Медведева и Грефа – лезгинка Зумруд Рустамова еще с 2006 года работает топ-менеджером у миллиардера-лезгина Сулеймана Керимова – лидера «не-аварского» клана Дагестана, выдвинувшего и пролоббировавшего М.-с. Магомедова сначала в главы Дагестана указом Медведева, а потом в замглавы АП).

Из 21 начальников управлений АП (включая референтуру) 18 остались прежними, как и 6 из 11 помощников Президента (при этом новыми помощниками стали лишь 2, кроме того еще 1 старожил АП – изначально березовец, затем ивановец-песковец Дмитрий Калимулин – добавил к своей реальной должности начальника референтуры еще и новый формальный статус помощника), 19 из 21 спецпреда Президента (при этом назначены 4 новых), 5 из 9 советников Президента (новым советником назначен только 1), 13 из 14 секретарей Комиссий при Президенте РФ, 15 из 16 секретарей Советов и Оргкомитета при Президенте РФ (включая Госсовет) (хотели сохранить всех, но 1 умер), 4 из 4 омбудсменов, 1 из 5 руководителей Межведомственных Рабочих групп при Президенте (не изменилось руководство созданной в 2016 Рабочей группы по правоприменительной практике в сфере предпринимательства). 

Контрольное управление АП (с автоматическим присвоением статуса помощника Президента РФ) вместо назначенного главой аппарата Правительства РФ однокурсника Медведева Константина Чуйченко возглавил патрушевец-сечинец Дмитрий Шальков (с 1993 по 2008 работал в ФСБ под руководством Патрушева, в 2008-15 – в СК РФ под руководством Бастрыкина – друга Сечина и Патрушева).

Управление АП по конституционным правам граждан (ведает предоставлением гражданства, политубежища и помилования) вместо медведевца-волошинца Дмитрия Жуйкова возглавил медведевец-козаковец Максим Травников (в 2003-12 работал в команде медведевца Козака в АП, аппарате Правительства и Минрегионе; в 2012-18 был заместителем министра юстиции Коновалова – друга Медведева ещё по совместному преподаванию на кафедре гражданского права СПбГУ в 1990-е). После этого медведевец Жуйков трудоустроен к медведевцу Чуйченко в аппарат Правительства РФ, возглавив там созданный специально "под него" департамент законопроектной деятельности.

Управление АП по Госсовету РФ вместо ивановца-чемезовца (вайновца) Михаила Брюханова (с 2002 работал вместе с Вайно в протоколе Президента РФ) возглавил ивановец-чемезовец (кириенковец) Александр Харичев (в 1987-2001 служил в курируемом, а затем и возглавляемом С.Ивановым Минобороны РФ, с 2001-05 и 2013-17 – в команде чемезовца-ивановца Кириенко, в 2006-09 – в команде В.Суркова, который тогда активно поддерживал С.Иванова в "преемники"-2008 и столь же активно торпедировал Медведева). Такая замена вайновца на кириенковца говорит об ослаблении позиций главы АП Вайно и усилении его первого зама Кириенко, а также подтверждает слухи о трениях между ними, в т. ч. и о том, что Кириенко претендует на должность Вайно. Тем не менее Брюханов без работы не остался: он тут же получил назначение в еще одну из "вотчин С.Иванова" – в Федеральное агентство по СНГ (Россотрудничество), став там заместителем Элеоноры Митрофановой – сестры знаменитого "рупора КГБ" Алексея Митрофанова (ныне выполняющего "ответственное задание" в США). Примечательно, что такому возвышению давнего кириенковца Харичева предшествовало понижение еще более давней кириенковки-нижегородки Любови Глебовой, которая в 2015-17 возглавляла как раз Россотрудничество (после её отставки Кириенко пристроил её в члены Совфеда от главы Удмуртии – одного из регионов ПФО, который Кириенко с Глебовой возглавляли в 2000-05; главой Удмуртии с 2017 является краснодарец Александр Бречалов, с 2013 занимающий пост сопредедателя ивановско-чемезовского ОНФ, претендовавшего на то, чтобы стать главным конкурентом медведевской ЕР, но после отставки С.Иванова с главы АП этот "конкурент" настолько "заглох", что сопредседателем ОНФ на его официальном сайте до сих пор числится давно умерший Станислав Говорухин). Кстати, муж Глебовой Кирилл Комаров с 2006 работает в структуре «Росатома», а с 2015 – первый зам гендиректора «Росатома». В июне-июле 2018 Глебову прочили в полпреды Президента РФ в ПФО (видимо, с прицелом на эту должность её сделали членом Совфеда от Удмуртии, входящей в ПФО), но это назначение не состоялось, что можно считать началом конца периода усиления Кириенко и его людей (2016-2018).  

Медведевец-тимченковец Владимир Кожин потерял пост военно-технического помощника Президента РФ (на нём он лоббировал интересы Минобороны РФ медведевца-тимченковца Шойгу, который раздаёт госзаказы своим "семейным" компаниям), но вскоре делегирован в члены Совета Федерации от медведевца Собянина. Вместо Кожина секретарем Комиссии АП по военно-техническому сотрудничеству (ВТС) стал ивановец-песковец Юрий Ушаков (который будет лоббировать интересы «Ростеха» и других чемезовско-ивановских госмонополий ВПК, также прославившихся раздачей госзаказов своим "семейным" компаниям, в т. ч. фирмам жены Чемезова), сохранивший должность помощника Президента РФ по внешней политике, добавив к своей сфере еще и ВТС.

Помощником Президента РФ по кадрам и коррупции вместо сослуживца Чемезова по КГБ в ГДР Евгения Школова стал друг Чемезова еще по иркутскому КГБ Анатолий Серышев. Школов в свою очередь назначен главой совета директоров одной из подконтрольных Чемезову госмонополий – АО «Системный оператор единой энергосистемы России» (АО «СО ЕЭС»)

Прежними остались и 4 из 8 полпредов Президента в федеральных округах.

В Центральном ФО предыдущий полпред медведевец-ротенберговец Алексей Гордеев назначен вице-премьером Правительства РФ и вместо него полпредом стал сослуживец Чемезова по КГБ в ГДР Игорь Щёголев (бывший глава Минсвязи РФ, прославившийся лоббированием интересов Чемезова, как и его сменщик Никифоров; в 2012-18 Щёголев был помощником Президента РФ по информтехнологиям). C 2012-13 полпред в ЦФО замещал также посты руководителей сразу 3 из 4 Межведомственных Рабочих групп при Президенте РФ – по Владимиру-Крестителю, по горе Афоне и по культнаследию, так что назначение Щёголева полпредом в ЦФО было сделано, похоже, с учетом будущего руководства им именно этими Рабочими группами, ведь Щёголев – многолетний член попечительского совета Фонда Василия Великого вместе с "духовнком Президента РФ" митрополитом Тихоном (Шевкуновым) и учредителем Фонда ивановцем-чемезовцем Константином Малофеевым, с 2011 Щеголев также возглавляет попечительский совет «Лиги безопасного интернета», созданной Фондом Малофеева (работой в том же Фонде Василия Великого прославились и основатели ДНР полковник ФСБ Игорь Гиркин и Александр Бородай, с Фондом Малофеева давно сотрудничает и "стрелок ДНР" актер Михаил Пореченков).

В Приволжском ФО ивановца-чемезовца Михаила Бабича (выходец из КГБ; в 2002-03 – кремлевский премьер Чечни, войной в которой руководил глава Минобороны РФ С.Иванов и его друг глава военпрома РФ Чемезов; в 2011-17 – глава Госкомиссии по химразоружению, кураторами которой также были С.Иванов и Чемезов; в 2016 был назначен послом в Украину, главными инициаторами войны против которой были как раз С.Иванов и Чемезов, Украина категорически отказалась принимать "военного преступника Бабича"), назначенного послом РФ в ранге спецпреда Президента РФ в Беларусь (где он будет участвовать и в переговорах с Украиной в связи с "минскими соглашениями"), сменил чемезовец Игорь Комаров.  

В Северо-Кавказском ФО сослуживца Чемезова по КГБ в ГДР (и зама Чемезова по «Промэкспорту» в 1999-2001Олега Белавенцева сменил правая рука чемезовца Дюмина Александр Матовников. Белавенцев, который в ГДР был знаком не только с Чемезовым, но и, вероятно, с Путиным, тем не менее был отправлен в отставку, так как "проворовался", – говорят наши источники в Кремле и Правительстве. Видимо поэтому о новом месте работы Белавенцева до сих пор не объявлено, но мы не сомневаемся, что он без работы не останется и будет трудоустроен в одну из чемезовских госмонополий ВПК (такой вывод подтверждает и участие Белавенцева 27 июля в праздновании "1030-летия Херсонесского крещения" в Севастополе, организованном и оплаченном чемезовскими «Ростехом» и «Рособоронэкспортом»). Пока же Белавенцев назначен лишь "советником главы Крыма" Сергея Аксёнова.

В Уральском ФО выходца с чемезовского УВЗ Игоря Холманских сменил чемезовец Николай Цуканов (в 2017-18 – помощник Президента РФ по местному самоуправлению). Холманских при этом вернулся на родной УВЗ с повышением, возглавив там совет директоров (куда его выдвинул и избрал чемезовский «Ростех»).

 

(это только первая часть аналитики-2018, продолжение в еще нескольких частях - последует)

 

2008-2012: Путин побеждает Медведева в соревновании за лидерство во власти

 

Итоги-2012

В.Путин отказался от дипломатического визита в США с формулировкой пресс-службы «…не сможет принять участие в саммите G8, поскольку в дни проведения саммита – 18–19 мая 2012 г. – формирование структуры и персонального состава Правительства России, очевидно, еще не будет завершено» и вместо себя отправил Д.Медведева, который, как оказалось, ничем особенным не занят и может покинуть страну в момент, когда формируется правительство, в которым он числится премьер-министром. 

В 2012 г. В.Путин продемонстрировал интересную схему формирования правительства, балансирующую между необходимостью ротации кадров и сохранения преемственности и групп интересов, и сформировал «правительство замминистров» – большинство его новых членов являются заместителями старых министров. Принципиальные изменения произошли лишь в связи с заменой глав министерства сельского хозяйства и министерства связи. Пост вице-премьера по ТЭК покинул И.Сечин, получивший взамен статус нового руководителя «Роснефти» – курировавшейся им и ранее госкомпании, в которой однако его влияние в последние годы слабело. Новым главой аппарата Правительства стал В.Сурков – в таком статусе он станет своего рода новым контролером Правительства со стороны В.Путина. Команда номинального премьера Д.Медведева получила всего два поста – малозначимый пост министра по «открытому правительству» для М.Абызова и вице-премьерский пост для А.Дворковича.

Основным ожидаемым событием 2012 г. должно было стать формирование Правительства России после вступления В.Путина в должность Президента России и соответствующие кадровые перестановки в органах власти.

Основной схемой их реформирования стало массовое назначение действующих и бывших заместителей министров, представителей той же команды, что и министр, при уходе самих министров. Покинули посты, в частности, непопулярные и часто критикуемые министры: глава МВД Р.Нургалиев, министр здравоохранения и социального развития Т.Голикова, министр образования и науки А.Фурсенко. Бывшие главы Минздравсоцразвития и Минэкономразвития Т. Голикова и Э. Набиуллина, экс-глава Минобрнауки А. Фурсенко, бывший министр природных ресурсов и экологии Ю. Трутнев, экс-глава Минкомсвязи И. Щеголев стали помощниками президента РФ, а экс-глава Минтраспорта И. Левитин – советником президента РФ, Р.Нургалиев был назначен заместителем секретаря Совета Безопасности РФ – стал замом у своего патрона, бывшего директора ФСБ Н.Патрушева, а бывший глава аппарата Правительства РФ А.Вайно – одним из заместителей главы Администрации президента РФ. Что касается Нургалиева и Вайно, то они навряд ли сохранят свое влияние в прежних ведомствах, а что касается многолетних министров – то это зависит от лояльности их выдвиженцев и позиции самого Путина – практика показывала, что должность помощника Президента может быть как реальной, если Президент дает ему важные поручения, так и сугубо номинальной.

На место Нургалиева пришел глава ГУВД Москвы В.Колокольцев – профессиональный милиционер (Нургалиев негативно воспринимался в том числе как выходец из ФСБ – исторически конкурирующего с МВД ведомства), стремительно возвысившийся в последние годы, получивший скорее благожелательную реакцию прессы и не связанный с резко обострившимися в последние годы конфликтами внутри министерства. Сказалось, возможно, и то, что Колокольцев руководил операцией в центре Москвы 6 мая, проведенной достаточно профессионально – удалось и разогнать протестующих, и обойтись без жертв. Набиуллину сменил известный экономист А.Белоусов, бывший заместителем министра у Г.Грефа, а последние годы работавший в аппарате правительства. Профессиональный врач Г.Скворцова – ставшая главой Министерства здравоохранения и М.Топилин (новый глава Минтруда и соцзащиты) были заместителями у Т.Голиковой, новый министр образования и науки Д. Ливанов был заместителем у А. Фурсенко, а затем несколько лет работал ректором МИСИС. Новые руководители МЧС В.Пучков и Министерства природных ресурсов С.Донской много лет проработали в команде старых министров, новый министр транспорта М.Соколов – выходец из администрации В.Матвиенко в Санкт-Петербурге, а глава министерства энергетики А.Новак был заместителем министра финансов РФ. Сохранили свои посты министры финансов РФ А.Силуанов и министр промышленности Д.Мантуров (в свою очередь, бывшие выдвиженцами совсем недавно ушедших министров А.Кудрина и В.Христенко). Сохранили посты министр спорта В.Мутко и министр юстиции А.Коновалов, министр иностранных дел С.Лавров, глава ФСБ А.Бортников. Вопреки многим ожиданиям, не ушел и часто критикуемый «агентами» С.Чемезова–С.Иванова в КПРФ и ЕР гражданский министр обороны А.Сердюков – похоже, он устраивает власти в качестве контролера за огромным военным бюджетом (играет роль и то, что А. Сердюков женат на дочери В.Зубкова – давнего друга В. Путина еще по мэрии С.-Петербурга).

Новые министры получили далеко не самые значительные должности: глав Министерства региональной политики (бывший глава управления внутренней политики администрации Президента РФ, соратник В.Суркова О.Говорун, сменивший ушедшего в губернаторы Пермского края В.Басаргина), Министерства культуры (функционер «Единой России», бывший депутат ГД и соратник В. Володина еще по ОВР В.Мединский), а также двух созданных вновь министерств с откровенно неясными функциями – по развитию Дальнего Востока во главе с бывшим хабаровским губернатором В.Ишаевым и по связям с «открытым правительством» – долларовым миллиардером-энергетиком М.Абызовым.

Серьезные замены, означающие возможные резкие сдвиги в распределении государственных средств и проводимой политики, произошли в Министерстве связи – его возглавил выходец из правительства Татарстана Н.Никифоров и в сельском хозяйстве – одновременно покинули посты конфликтовавшие друг с другом курировавший эту отрасль первый вице-премьер В.Зубков (перешедший на едва ли не более высокий пост – главы совета директоров «Газпрома» и сохранивший во главе самого крупного по бюджетным расходам министерства своего родственника А. Сердюкова) и министр сельского хозяйства Е.Скрынник, а новым министром сельского хозяйства стал бывший глава Чувашии Н.Федоров, работавший также в «Общероссийском Народном фронте». В.Зубков сохранил за собой утешительный пост главы совета директоров «Газпрома», который он раньше совмещал с вице-премьерским.

Состав вице-премьеров претерпел значительно меньшие изменения. Посты сохранили первый вице-премьер И.Шувалов и вице-премьеры В.Сурков, Д.Козак, А.Хлопонин и Д.Рогозин.

В.Сурков, ранее фактически курировавший внутреннюю политику на посту замглавы Администрации Президента, стал также новым главой суперминистерства – дублирующего функции каждого министерства аппарата правительства, что является значительным повышением по сравнению с прежними невнятными функциями по «модернизации». Социальный блок стала курировать новый вице-премьер О.Голодец, ранее работавшая в структурах М. Прохорова и бывшая его ставленником на посту  заммэра Москвы после свержения Ю. Лужкова (кампанию против которого М. Прохоров финансировал наряду с Р. Абрамовичем, также получившим в правительстве Москвы своего назначенца – С. Капкова).

И. Шувалов продолжит курировать финансово-экономические вопросы, в том числе принятие бюджета, госпрограммы и имущество, конкуренцию, торговлю, жилищную политику, деятельность ВЭБ и многое другое, в том числе разработку основных направлений социально-экономического развития страны. У Рогозина остается военно-промышленный комплекс, у Козака – подготовка Сочи к Олимпиаде 2014 г., спорт, региональная политика, строительство и жилищно-коммунальное хозяйство, у Хлопонина – проблемы Северо-Кавказского федерального округа. Помощник бывшего Президента Д.Медведева А.Дворкович стал курировать промышленность, ТЭК и связь вместо И.Сечина, который вообще ушел из правительства, став новым главой государственной компании «Роснефть».

Новый состав Правительства зафиксировал неизменность контроля В.Путина над всеми значимыми назначениями. Даже само формирование Правительства было обставлено демонстративно: В.Путин отказался от дипломатического визита в США с формулировкой пресс-службы «…не сможет принять участие в саммите G8, поскольку в дни проведения саммита – 18–19 мая – формирование структуры и персонального состава Правительства России, очевидно, еще не будет завершено» и вместо себя отправил Д.Медведева, который, как оказалось, ничем особенным не занят и может покинуть страну в момент, когда формируется правительство, в которым он числится премьер-министром. Немногочисленные уже сторонники теорий про влияние номинального премьер-министра Д.Медведева оказались в очередной раз опровергнуты: фактически, в правительстве оказалось всего два выдвиженца Медведева, причем оба на должностях сомнительных. Бывший советник Д.Медведева и олигарх-энергетик М.Абызов оказался министром по связям с самим собой – а именно, виртуальной структурой «открытого правительства». Что касается А.Дворковича, то любой вице-премьерский пост в нынешней структуре власти ценен только в связи с наличием конкретных функций, которые по определению находятся в министерствах и ведомствах, и появляются у вице-премьера только тогда, когда он добивается создания некой новой структуры, в которой начинает требоваться его подпись (как, к примеру, И.Шувалов возглавил комиссию для координации действий Правительства РФ в условиях мирового финансового кризиса – фактически, визировавшую выделение финансовой помощи предприятиям, а Д.Рогозин – военно-промышленную комиссию, формирующую государственный оборонный заказ). Возможен и еще один вариант – личная дружба с В.Путиным, позволяющая регулярно контактировать с ним и влиять практически на все вопросы как это делал в свою бытность вице-премьером И.Сечин (хотя формально он руководил лишь небольшим секретариатом, как все вице-премьеры). Потому фактическая власть в Правительстве будет, по-прежнему, у ключевых министров с большим бюджетом, таких как министры экономики, финансов, обороны или здравоохранения, аппарата Правительства и некоторых вице-премьеров с реальными полномочиями (как Шувалов или Рогозин). Статус же премьер-министра, как и ряда других вице-премьеров, будет невелик.

Принципиально не изменится и инерционная политика Правительства. В этой связи обращает на себя внимание утешительное напутствие, данное В.Путиным И.Сечину в новом качестве: «Предприятия ТЭК представляют особую ценность, можно утверждать, что они недооценены, и нам очень не хотелось бы, чтобы они были приватизированы за «копеечки», а потом перепроданы задорого», а И.Шувалов рассказал о новаторских способах давно обещанной приватизации через «обмен активами», при котором «деньги в бюджет вообще не придут» – то есть принципиальная схема управления, при котором растущий государственный сектор руководится друзьями и родственниками руководителей страны и дотируется из бюджета, меняться не будет.

Администрация Президента РФ сохранилась в том же виде, как в декабре 2011 г., когда были назначены ее новые руководители – глава администрации С.Иванов и первый заместитель В.Володин (до ранга первого заместителя был также повышен А.Громов). Однако по сложившейся традиции в последние много лет пост заместителя главы администрации, курирующего внутреннюю политику (В.Володина), даже выше, чем пост его начальника – главы администрации Президента. За полгода В.Володин сумел установить полный контроль над подведомственными подразделениями, заменив почти всех заместителей руководителя управления внутренней политики и вот теперь завершил построение собственной кадровой вертикали, добившись назначения главой управления внутренней политики своего соратника О.Морозова, ранее занимавшего пост вице-спикера Государственной Думы, вместо назначенца В.Суркова К.Костина, покинувшего администрацию и не получившего никакого нового назначения, оставшись безработным.

 

 

Итоги-2008

 

Сохранение значительного влияния В. Путина на формирование новых составов правительства РФ и администрации Президента РФ было ожидаемым, а вот незначительное влияние Д. Медведева оказалось неожиданным.

 

Фактически Д. Медведев не смог назначить своих доверенных лиц ни на один ключевой пост, более того, посты потеряли некоторые тактические союзники Д. Медведева, в частности, Л. Рейман и В. Черкесов. В Правительстве ключевую роль занял вице-премьер И. Сечин, расширивший свое влияние на ФСБ. Неблагоприятно для Медведева складывается ситуация и в нынешней администрации Президента, которая при других обстоятельствах могла бы стать центром кристаллизации новых идей и новых людей.

 

Основным событием 2008 г. стало формирование нового правительства РФ и новой администрации Президента РФ. Два эти события, прямо следующие из Конституции РФ, обещали предоставить основу для различных соображений и оценок. Во-первых, было важно понять, какова степень кадровой свободы у нового Президента РФ. Во-вторых, какую команду в правительстве видит прежний Президент, становящийся, как он это заранее подтвердил, премьер-министром. И, в-третьих, наконец, насколько изменятся позиции крупнейших бюрократических кланов и коммерческих групп давления в связи с оформлением транзита власти.

Итак, в Правительстве осталось два первых вице-премьера. Одним них стал бывший премьер В.Зубков, однако сфера его полномочий – курирование сельского, рыбного и лесного хозяйства – похожа на почетную отставку. Другим первым вице-премьером стал И.Шувалов, в начале 2000-х годов возглавлявший аппарат Правительства, а до последнего времени бывший спецпредставителем Президента по G8. Его сфера ответственности значительно шире: это почти вся внешнеэкономическая деятельность, региональное развитие, антимонопольная и тарифная деятельность, инвестиционный фонд, управление федеральной собственностью и др. Можно не сомневаться, что Шувалов постарается наполнить свой пост как можно большим количеством если не распорядительных, то согласующих и координирующих функций. Некоторые аналитики видели в Шувалове ставленника Д.Медведева, мы таких признаков не видим: наоборот, в прошлом году Шувалов публично сомневался в его «преемничестве». Скорее это «человек Путина» - накопив за последние годы в тени немало связей и мало конфликтов, он постарается максимизировать и свое влияние, и влияние правительства.

Большая часть формальных полномочий Д.Медведева (в том числе «национальные проекты») досталась вице-премьеру А.Жукову. Вместе с тем, опыт слабой активности А.Жукова в правительстве в последние четыре года позволяет предположить, что он не сможет всерьез повысить свой статус и закрепиться перед министерствами в роли начальника или посредника. Как нам кажется, не сможет серьезно повысить свой статус и пониженный с поста первого вице-премьера до «обычного» неудавшийся «преемник» С.Иванов. Сохранил свой пост вице-премьера, министра финансов А.Кудрин – несмотря на свои активные очные и заочные выступления в пользу неизменности бюджетно-налоговой политики, проходившие в последние месяцы на грани полемики с руководителями страны. Вероятно, ему пока удалось убедить Медведева и Путина в своей правоте, тем более что его оппоненты не имеют ресурса такого давнего и близкого знакомства с ними.

Неожиданная «рокировка» произошла между бывшим вице-премьером, главой аппарата правительства С.Нарышкиным и бывшим главой администрации Президента С.Собяниным – они поменялись местами. Назначенный в 2004 г. одним из замов главы аппарата Правительства, С.Нарышкин в том же году не только сменил своего шефа, но и стал затем одним из самых могущественных правительственных чиновников: попеременно поддерживая то одну, то другую группу интересов, вместе с тем вникая почти в каждый вопрос, требующий согласования (а формально согласование профильного департамента аппарата Правительства нужно почти везде). В сочетании с неплохими деловыми качествами Нарышкин наработал такой авторитет, что его включали в шорт-лист «преемников». Куда менее успешно сложилась карьера бывшего тюменского губернатора С. Собянина, назначенного в конце 2005 г. главой администрации Президента РФ. По сути, он так и не смог сформировать собственную команду и получить серьезный доступ к ключевым политическим решениям. Впрочем, важную роль он сыграл в качестве противовеса, когда значительная часть администрации Президента во главе с В.Сурковым увлеклась собственной игрой в поддержку одного из номинировавшихся «преемников» - С. Иванова, не дождавшись окончательной позиции В.Путина. Демонстративно устранившись от такого активизма, Собянин сыграл немалую роль в опрокидывании логики «самосбывающегося прогноза», который пытались навязать элите. Нарышкин очень усилился на прежнем посту – возможно, слишком для нового премьера, а Собянин был нейтрален – возможно, тоже слишком для нового премьера. Теперь же Д.Медведев получает в главы собственной администрации того, кого можно охарактеризовать как угодно, кроме того, что это человек Медведева, человека активного и умеющего выстраивать коммуникацию вокруг себя – теперь, правда, ему придется это делать вдали от привычного к нему бизнеса.

В.Путин же приобретает руководителя аппарата Правительства, чей вес и активность явно достаточны лишь для усердного выполнения указаний сверху, но не формирования собственных политических приоритетов. Впрочем, конечно, многие должности обладают скрытой энергетикой – после последних 8 лет пост главы аппарата правительства будет сложно сделать малозначимым, а пост главы администрации Президента – сложно сделать подчиняющимся премьеру.

Реально же, вторым человеком в Правительстве стал «обычный» вице-премьер И.Сечин. В его сферу компетенции попал ТЭК, формирующий основные доходы бюджета и не только бюджета. Фактически, сейчас в Правительстве за Сечиным формально закреплена та роль, которую, по мнению многих, он выполнял неформально, занимаясь перераспределением собственности в ТЭК. Кроме того, ему удалось осуществить ряд важных назначений. Вместо нелояльного министра связи Л. Реймана (получил утешительную должность советника Президента РФ), бывшего самостоятельным крупным игроком, появился лояльный И.Щеголев, а вместо самостоятельного, хотя и союзного в последние годы директора ФСБ Н. Патрушева, появился давний протеже И.Сечина – А. Бортников. Сам же Патрушев получил назначение секретарем Совета безопасности РФ, что в сложившейся системе является разновидностью политической пенсии. Ушел с поста руководителя Госнарконтроля еще один сечинский оппонент – В.Черкесов, получивший утешительную должность главы агентства по вооружениям. На эту важную должность (фактически, «ФСБ-2», использовавшуюся как показывает практика для контроля над основным ФСБ) назначен В.Иванов – с некоторых пор человек Сечину не самый близкий, но и не враждебный. Ушедший с поста министра юстиции В.Устинов получил взамен, фактически, самый статусный из постов полпредов - в Южном федеральном округе, к тому же ему не чужом, да и значимость министра юстиции (главный актив которого – ФСИН полтора десятилетия возглавляет бессменный Ю.Калинин) не стоит переоценивать.

Сохранился и весь силовой блок (кроме главы ФСБ) – министр обороны А.Сердюков (дружественный И.Сечину), министр внутренних дел Р. Нургалиев (дружественный Н.Патрушеву), главы МИД и МЧС С.Лавров и С.Шойгу.

В Правительстве сохранили посты министр здравоохранения и социального развития Т. Голикова, министр промышленности и торговли В.Христенко (хотя из ведомства последнего выделено небольшое министерство энергетики – его возглавил выходец из атомной энергетики С.Шматко), а также министры природных ресурсов Ю.Трутнев, образования А. Фурсенко, сельского хозяйства А.Гордеев, регионального развития Д.Козак, транспорта И.Левитин. Каждый из перечисленных – довольно могущественная фигура, которой поручены немалые финансовые потоки, почти все (кроме Т.Голиковой и И.Левитина) обладают ресурсом давнего общения с Путиным. Осталась в правительстве и министр экономического развития Э.Набиуллина, хотя из ее ведомства выделили торговлю (передав Христенко).

К назначенцам Медведева можно отнести буквально несколько человек – министра юстиции А.Коновалова, министра культуры А.Авдеева и, возможно, министра спорта, туризма и молодежной политики В.Мутко (Медведев – руководитель VIP-клуба болельщиков «Зенита», а Мутко – бывший руководитель футбольного клуба. Хотя Мутко хорошо знаком и Путину, и многим другим «большим петербуржцам»).

Похожая ситуация сложилась и в администрации Президента. Последним по времени – но не последним по значимости -- был переназначен В.Сурков – главный путинский политический оператор в течение последних лет. Более того, формально Сурков оказался даже повышен – до поста первого заместителя руководителя с поста «обычного» заместителя. Замами стали бывший пресс-секретарь Путина А.Громов (пресс-служба, протокол) и бывший руководитель Главного контрольного управления А.Беглов (кадры, документооборот). Руководителем управления внутренней политики остался назначенец В.Суркова О.Говорун. Среди руководства Администрации, фактически, нет людей Медведева (С некоторой натяжкой таковым можно считать А.Беглова – по крайней мере, это не союзник Нарышкина и Суркова) и свои посты сохранили даже те, кто в прошлом году активно выступал против номинации Медведева «преемником».

Некоторые близкие люди были все же назначены: К.Чуйченко - главой контрольного управления, М.Тринога - советником Президента, Н.Тимакова – пресс-секретарем.

Таким образом, в настоящее время можно констатировать, что Д. Медведев не смог или не захотел не то что форсировать разрыв с кадровой традицией предшественника, но и не получил сколько-нибудь серьезной квоты в Правительстве или собственной администрации.

Стоит заметить, что 8 лет назад после назначения Путина ситуация была несколько иной: Путин сразу назначил целый ряд новых зампредов главы администрации Президента, существеннее обновил Правительство – в частности, назначил «своего» директора ФСБ и убрал с поста первого вице-премьера некогда могущественного Н.Аксененко. Особенно неприятной для Медведева выглядит ситуация с администрацией Президента, которая могла бы быть естественным центром кристаллизации как новых людей, так и новых идей «преемника». Впрочем, пока это обстоятельство не выглядит трагическим: при Путине значительная часть Правительства (до уровня замминистра включительно) и руководства госкомпаний была плавно заменена в первые полтора года, а часть старой элиты стала его друзьями (например, те же А.Волошин, В.Сурков или В.Устинов). Можно даже сказать, что время пока работает на Медведева. Другое дело, что запас этого времени ограничен до той поры, пока не начнет приближаться 2012 г. с перспективой возвращения Путина к власти.

В первый месяц пребывания Д. Медведева на посту Президента им сделано немного программных заявлений: так, он обещал немедленно инициировать судебную реформу. На совещании, посвященном судебной системе, он заявил, что так больше продолжаться не может: неправомочные решения «по звонку» или за деньги надо искоренять. Проблемы российской правовой системы, действительно, хорошо известны – равно как и их причины (использование суда властями для политического и коммерческого контроля) и технологии (возможность увольнения практически любого судьи вышестоящей «тройкой», равно как и отмены любого решения суда, в том числе суда присяжных, вышестоящим судом), при которых контроль над высшими судами, большая часть состава которых утверждена по представлению Путина, обеспечивает контроль над судебной системой в целом. В это же время было инициировано показательное дело председателя Федерального арбитражного суда Московского округа Л. Майковой. Против нее был использован давно известный факт улучшения жилищных условий, который теперь трактуется как безнравственный. Интересно, что Майкова, которой приписывают недостаточное почтение к главе Высшего арбитражного суда А.Иванову (протеже нового Президента), отказалась добровольно уйти в отставку. Таким образом, в ближайшие несколько месяцев мы узнаем как суть предложений Д.Медведева по судебной реформы, так и то, к кому прислушивается нынешняя судебная система, через чьи корпоративные процедуры предстоит пройти Майковой.

В мае неожиданно обострился конфликт между акционерами ТНК-ВР (половина которой принадлежит BP, а половина российским акционерам – М.Фридману, В.Вексельбергу, Г.Хану и др.). Российские акционеры требуют смещения Президента ТНК-ВР Р.Дадли, представляющего зарубежных акционеров, при том, что юридически корректной возможности обеспечить такое решение не видно. Российские правоохранительные органы объявляют о возбуждении уголовного дела по обвинению в неуплате налогов с неясными пока обвиняемыми против компании на довольно крупную сумму в 22 млрд. рублей. Параллельно вице-премьер И.Сечин демонстративно встречается с Г.Ханом. Так что, возможно, ситуация с продолжением российской «энергетики большой дубинки» окажется не меньшим тестом для нового Президента, чем декларации о судебной реформе.